Берлинский пациент википедия

Человек победил вич: это уже реальность?

Берлинский пациент википедия

Разбираемся в новостях о полном излечении пациентов от ВИЧ/СПИДа

В журнале Nature вышла статья о том, что ученым удалось во второй раз вылечить ВИЧ-инфекцию у человека.

Под словом «вылечить» подразумевается отсутствие РНК ВИЧ в крови пациента: то есть ему не нужно принимать никаких препаратов, чтобы сдерживать вирус.

А под словом «во второй раз» подразумевается, что первый случай излечения – не был уникальной случайностью (и тем более чудом), и этот результат можно повторить. 

«Лаба» решила разобраться, насколько близко современная наука подошла к тотальной победе над ВИЧ/СПИДом.

1. Кто же эти счастливчики, которых вылечили от ВИЧ?

Тот, кого вылечили в марте, попросил сохранить анонимность, поэтому на данный момент все называют его просто «Лондонский пациент». Первым человеком, у которого вылечили ВИЧ, был «Берлинский пациент» Тимоти Рэй Браун. Врачи объявили о его исцелении 10 лет назад. 

Существует еще и третий, «Дюссельдорфский пациент», который уже более 3 месяцев живет без антиретровирусной терапии. О полном исцелении этого человека врачи пока утверждать не берутся, – потому что прошло еще слишком мало времени. 

В этом гайде мы разберем все три случая подробно.

2. Так что значит «полное исцеление от ВИЧ»?

Попадая в кровь, вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) стремится проникнуть в лимфоциты (подробнее об этих процессах читайте в нашем большом гайде здесь). Для того чтобы это сделать, ему необходимо связаться с белковыми рецепторами на поверхности лимфоцита.

В этом процессе важную роль играет ген CCR5, который синтезирует белок-рецептор. Если свойства этого белка меняются, то ВИЧ не сможет попасть в клетку. 

Ученым известна природная мутация CCR5 delta 32. Если говорить точнее, то это подвид мутации, который называется делецией. При ней в гене-мутанте отсутствует некоторые участки.

Мутация приводит к нарушению синтеза белка CCR5 и либо сильно тормозит развитие ВИЧ в организме человека, при гетерозиготном наследовании мутации (когда носитель гена только один из родителей), либо делает человека практически неуязвимым для вируса, в случае гомозиготного наследования мутации (носители гена – мать и отец одновременно).

3. Получается, ВИЧ можно вылечить с помощью генетической мутации? Как так? 

Во всех трех случаях исцеления от ВИЧ речь идет фактически о побочном эффекте от сложной процедуры, применяемой при заболеваниях крови – трансплантации костного мозга (часто это происходит при лечении разновидностей рака). Если донор будет с мутацией CCR5 delta 32, то этот ген можно передать пациенту и таким образом сделать его невосприимчивым к вирусу. 

В настоящее время чаще всего используют не пересадку самого костного мозга, а трансплантацию стволовых клеток периферической крови – с тем же эффектом.

Найти донора для данной процедуры сложно: группа крови здесь не имеет никакого значения, главное, – это тканевая совместимость.

После того как донор найден, врачи переходят к кондиционированию пациента. Эта процедура включает в себя химиотерапию и облучение всего тела человека.

Цель кондиционирования – уничтожить костный мозг пациента, который вырабатывает злокачественные клетки крови, а также подавить его иммунитет и снизить риск отторжения донорских клеток.

Дело в том, что подобрать на 100% совместимого донора невозможно, и пересаженные клетки производят лимфоциты, воспринимающие «родные» клетки реципиента как враждебные. Этот эффект нужно подавить.

После кондиционирования пациенту внутривенно вводят суспензию гемопоэтических стволовых клеток, которые постепенно заселяют его костный мозг и восстанавливают нормальное кроветворение. Только новые CCR5-рецепторы кодируются уже другим, донорским геном – «мутантом» CCR5 delta 32. А он, как мы знаем из пункта 2 этого гайда, защищает от ВИЧ. В итоге пациент излечивается!

4. Расскажите о «Берлинском пациенте». Он здоров уже 10 лет? 

Да, причем до этого он долго и тяжело боролся с ВИЧ и раком одновременно. Это мрачное сочетание ему и помогло. 

Пациента зовут Тимоти Рэй Браун. Когда у него диагностировали рак – острый миелоидный лейкоз, – американцу было 40 лет. За 10 лет до этого у него обнаружили ВИЧ. К моменту диагностики рака Браун уже более четырех лет принимал антиретровирусную терапию. Она позволяет сдерживать вирус в крови и жить нормально.

https://www.youtube.com/watch?v=aUEMLGomjk4

Первоначальное лечение острого миелоидного лейкоза состояло из двух курсов индукционной химиотерапии (она нацелена на выведение больного в ремиссию) и одного курса консолидационной химиотерапии (она должна закрепить ремиссию и провести профилактику рецидивов). 

В течение первого индукционного курса у Брауна развились тяжелые печеночные токсические эффекты и почечная недостаточность. Так что антиретровирусную терапию ВИЧ пришлось отменить. Это привело к росту вирусной нагрузки до 6.9×106 копий на миллилитр крови.

После первой химиотерапии Браун вновь начал принимать препараты от ВИЧ и уже через три месяца снизил присутствие вируса в крови до минимальных значений.

Но через семь месяцев произошел рецидив лейкоза, так что пациенту пересадили стволовые клетки периферической крови. 

Острый миелоидный лейкоз вернулся через 332 дня после первой трансплантации. В связи с этим был проведен еще один курс терапии, облучение всего тела и вторая трансплантация. Вторая трансплантация привела к полной ремиссии рака. Берлинский пациент уже более 10 лет не принимает антиретровирусную терапию и в его крови не обнаруживается РНК ВИЧ. 

5. А что мы знаем о Лондонском пациенте?

Мы не знаем его имени. Зато знаем, что ВИЧ-инфекцию у него нашли в 2003 году. Пациент использовал антиретровирусную терапию с 2012 года и таким образом удерживал вирус в крови на неопределяемом уровне. 

Но в 2012 году ему тоже диагностировали рак – Ходжкинскую лимфому. В 2016-м дополнительно к химиотерапии пациенту пересадили стволовые клетки периферической крови (они, как и в случае Берлинского пациента, содержали мутировавшую версию гена CCR5 delta 32). 

Пациент оставался на антиретровирусной терапии в течение 16 месяцев после трансплантации. Врачи решили приостановить прием препаратов против ВИЧ, чтобы проверить, действительно ли донорский CCR5 delta 32 прижился и работает. Оказалось, пациент действительно получил «иммунитет» от ВИЧ. 

На данный момент уже в течение 18 месяцев в крови у Лондонского пациента не обнаруживается РНК ВИЧ. 

6. Говорят, есть еще Дюссельдорфский пациент. Он тоже вылечился?

Врачи не уверены. Речь о 49-летнем человеке с ВИЧ (имя его тоже неизвестно). Он перенес пересадку стволовых клеток периферической крови в феврале 2013 года после достижения полной ремиссии острого миелоидного лейкоза. Пациент принимал антиретровирусную терапию до 18 ноября 2018 года, когда по решению пациента и врачей ее прием был прекращен.

На данный момент в крови пациента на протяжении 3 месяцев не определяется РНК ВИЧ. Поскольку срок небольшой, громких заявлений врачебная группа Дюссельдорфского пациента пока не делает.

7. Вы хотите сказать, больные раком и ВИЧ могут излечиться и от того, и от другого?

Очевидно, шансы есть, и эту схему лечения можно успешно применять. Случаи Лондонского и Дюссельдорфского пациента наконец-то доказали, что Берлинский пациент выздоровел не случайно.

Добиться ремиссии ВИЧ-инфекции даже при проведении трансплантации костного мозга без предварительного полного облучения организма и с применением облегченной химиотерапии возможно.

И это отличная новость для пациентов с ВИЧ и онкологическими заболеваниями крови. 

8. А можно вылечиться от ВИЧ, если у больного нет рака крови?

Говорить о том, что в ближайшее время от ВИЧ можно будет излечить любого, – очень рано. 

Процедура пересадки костного мозга дорогая, сложная и несет в себе много рисков для пациента. Самое худшее, что может случиться, – это гибель от кондиционирования и конфликта «родных» клеток с клетками донора. Не говоря уже о том, что необходимо найти не просто совместимого донора, а совместимого донора с мутацией CCR5 delta 32. 

На данный момент лечение (точнее, подавление) ВИЧ антиретровирусными препаратами намного безопаснее и позволяет жить ВИЧ-положительным людям столько же, сколько и здоровым.

 

Так или иначе, изучение случаев длительной ремиссии ВИЧ-инфекции после трансплантации костного мозга позволит ученым вплотную приступить к разработке генной терапии, которая в перспективе станет лекарством от этого вируса.

Главное, найти безопасный способ модифицировать клетки таким образом, чтобы собственные лимфоциты человека получили чужую мутацию гена CCR5 delta 32.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/labamedia/chelovek-pobedil-vich-eto-uje-realnost-5c877a4173c88f00b4415e03

«Я не хотел быть подопытной морской свинкой». История первого человека в мире, который излечился от ВИЧ – Технологии Onliner

Берлинский пациент википедия

«Меня зовут Тимоти Рэй Браун, и я первый человек в мире, который излечился от ВИЧ», — так «берлинский пациент» в 2015 году начал свой рассказ об излечении от чумы XX века.

Долгие годы случай Тимоти Брауна оставался уникальным. И вот месяц назад появились новые подтверждения того, что случайности неслучайны.

О том, как «берлинский пациент» излечился от ВИЧ и почему его способ, к сожалению, никогда не станет лекарством от чумы, читайте ниже.

Тимоти родился в США, но успел активно покататься по миру. В начале 1990-х он переехал в Барселону, где преподавал английский язык. Как сам он потом вспоминал, заработал инфекцию именно там. Параллельно учил немецкий и решил переехать в Берлин. В первую неделю в городе он остановился в квартире своего друга, который в это время был в отъезде в Исландии.

Тимоти нездоровилось, его свалила высокая температура, и почти всю неделю он провалялся на диване под одеялом. Страшный диагноз ему поставили в 1995 году в государственной клинике. Доктор, который поставил диагноз, по количеству T-лимфоцитов предположил, что инфекция в организме Тимоти обитает уже давно.

— Вам нужно немедленно начать прием лекарств, — заявила ему доктор и прописала азидотимидин (AZT). Тимоти боялся этого лекарства.

Оно было самым первым разработанным от ВИЧ в 1980-х годах и обладало рядом довольно неприятных побочных эффектов: вплоть до анемии и проблем с печенью. И это было самое быстро разработанное лекарство на тот момент.

Между демонстрацией эффективности AZT в лабораторных условиях и одобрением прошло всего 25 месяцев.

Благо уже в следующем году на рынок вышло более совершенное лекарство, которое ознаменовало собой начало эры высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ). ВИЧ довольно быстро приспосабливался к AZT из-за своей высокой мутагенности.

И для подавления различных стадий развития вируса исследователи решили использовать комбинацию из трех-четырех препаратов, которую нужно было принимать не только ежедневно, но и по определенному расписанию по часам до конца жизни.

Которая при ВААРТ значительно продлевалась.

 От ВИЧ до лейкоза

— Я жил практически нормальной жизнью. Так продолжалось следующие 10 лет. После посещения свадьбы в Нью-Йорке я почти постоянно чувствовал себя истощенным. Вернулся в Берлин, проехал 16 км до работы на велосипеде и почувствовал себя опустошенным. В обед не смог проехать чуть больше километра до ресторана: пришлось сойти с велосипеда на полпути.

Тимоти отправили к онкологу. Биопсия костного мозга показала, что у него развился острый миелоидный лейкоз — злокачественная опухоль крови, при которой белые кровяные клетки подавляют рост нормальных клеток крови. Без должного лечения больной выгорает за несколько месяцев. В особо острых случаях — за несколько недель.

Для борьбы с лейкозом назначили четыре курса химиотерапии, каждый по семь дней с перерывом в несколько недель. Первый курс прошел легко. Дальше было только хуже: грибковая пневмония, сепсис, искусственная кома.

В середине лечения началась ремиссия, и врач настаивал на том, чтобы провести трансплантацию стволовых клеток. Благо он уже нашел донора, который был согласен пожертвовать свои клетки с редкой мутацией CCR5 Delta 32.

Она делала CD4-клетки практически неуязвимыми к ВИЧ.

— У многих пациентов не находилось подходящих доноров в банке стволовых клеток. У меня было 267 совпадений. Врачебная команда с 61-й попытки сумела найти донора с мутацией нужного гена. И он был согласен на пересадку.

Но я сказал нет! В этом не было необходимости: лейкоз находился в ремиссии, а принимать препараты против ВИЧ я мог бесконечно. Я не хотел быть морской свинкой и рисковать своей жизнью ради трансплантации, которая могла меня убить.

Второй день рождения

Тимоти был уверен, что трансплантация стволовых клеток — это очень опасная процедура, а выживает после нее только половина пациентов. Но в конце 2006 года у него уже не было другого варианта — лейкемия вернулась. И единственным шансом задержаться в этом мире была пересадка костного мозга.

6 февраля 2007 года стало вторым днем его рождения. В этот день состоялась первая пересадка костного мозга. В этот же день Тимоти перестал принимать препараты против ВИЧ. Три месяца спустя вирионов инфекции в анализе крови Тимоти не нашли.

Восстановившись после операции, «берлинский пациент» вернулся обратно на работу и в качалку. Ее он не мог посещать из-за синдрома истощения при ВИЧ: организм теряет не только жир, но и мышечную массу, так как инфекция негативно влияет на усвоение пищи и белков.

Тимоти же отмечал, что его мышечная масса растет и в целом он выглядит лучше.

К концу года лейкоз вернулся. Доктор назначил срочную вторую трансплантацию стволовых клеток на февраль 2008 года. И после этой операции восстановление шло куда хуже.

— Я бредил, почти ослеп и был почти полностью парализован. Заново учился ходить в центре для пациентов с экстремальными повреждениями мозга. Полное восстановление наступило только через шесть лет после пересадки.

Тимоти утверждает, что часть проблем после второй трансплантации были вызваны биопсией мозга сразу после процедуры. Точнее, пузырьком воздуха, который остался в его мозгу после биопсии. Он нанес ему некоторые повреждения, которые стали причиной двигательных проблем.

В это время в научных кругах уже вовсю шло обсуждение случая излечения Тимоти от ВИЧ. Все последующие анализы крови указывали на то, что присутствия инфекции в его организме нет.

Правда, скепсиса вокруг этого случая было предостаточно. Научный журнал New England Journal of Medicine дважды отверг публикацию лечащего врача Геро Хюттера. Дабы убедить научное сообщество, Тимоти пришлось самому выйти на сцену перед учеными, чтобы они смогли удостовериться, что он не похож на человека, зараженного ВИЧ.

Тимоти уже давно не принимает лекарства против ВИЧ в том же объеме, как лет 15 назад. Однако не отказывается от предэкспозиционной профилактики ВИЧ.

От иммунодепрессантов, положенных после трансплантации, он отказался еще в 2010 году. Никаких болезней, связанных с отторжением транспланта, не возникло. Тимоти упоминал об этом в интервью 2017 года.

Тогда же он отметил, что не боится того, что ВИЧ снова вернется в его жизнь.

А что дальше?

С момента излечения «берлинского пациента» прошло больше десяти лет.

Совсем недавно в марте в научных публикациях заговорили о двух новых пациентах, которые больше не принимают на регулярной основе высокоактивные антиретровирусные препараты. В их крови нет жизнеспособных вирусных частиц.

Обоим пациентам провели пересадку костного мозга для того, чтобы излечить рак, а не ВИЧ. У обоих доноров была ключевая мутация CRR5 Delta 32.

Но три этих пациента — это по-прежнему всего лишь капля в море десятков миллионов человек, которые каждый день проживают с вирусом.

После случая Тимоти Брауна было много неудачных попыток повторить его успех. И каждый раз вирус возвращался после того, как пациенты останавливали прием антиВИЧ-препаратов.

У «лондонского пациента» ремиссия после пересадки костного мозга сохраняется на протяжении 18 месяцев. О его случае лишь немного рассказали в марте этого года. Даже чрезвычайно чувствительные тесты не могут найти в его организме вирус.

— Пускай это не жизнеспособная крупномасштабная стратегия лечения, но это действительно критический момент в поисках лечения от ВИЧ, — заявил глава Международного сообщества по СПИДу Антон Позняк в комментарии The Guardian.

— Эти новые результаты подтверждают нашу убежденность в том, что существуют доказательства возможности вылечить ВИЧ.

Есть надежда, что это в конечном итоге приведет к безопасной, экономически эффективной и простой стратегии с использованием генных технологий или методов, связанных с антителами.

Как мы уже знаем, мутация delta 32 возникает в гене, ответственном за производство белка под названием CRR5. Он находится на поверхности некоторых имунных клеток. Именно он необходим для того, чтобы распространенный тип ВИЧ мог заразить клетку. С помощью современных инструментов генной терапии можно отредактировать ген CRR5.

И в 2014 году ученые университета Пенсильвании поделились своими успехами в этой области. Они работали с 12 ВИЧ-пациентами, которые получали ВААРТ.

Шесть из них прервали курс лечения через четыре недели после того, как им перелили кровь с 11—28% модифицированных клеток. Но такой объем клеток оказался недостаточным, чтобы сделать кого-нибудь устойчивым к ВИЧ.

После отказа от ВААРТ вирусная нагрузка на организм только росла. Впрочем, это направление все еще считается одним из самых перспективных в борьбе с ВИЧ.

Другие группы ученых работают над доставкой ферментов, способных редактировать гены прямо в организме, с помощью наночастиц. Но этот способ явно не для ближайших нескольких лет.

Во всем мире насчитывается свыше 36 млн человек, инфицированных ВИЧ. Сегодня они вынуждены до конца жизни принимать препараты, которые не дают их организму умереть. Это продолжается десятилетиями. Для кого-то это стало рутиной, для кого-то стабильным заработком, а для развивающихся стран — проблемой серьезных издержек.

Источник: https://tech.onliner.by/2019/04/14/berlinskij-pacient

Ваше здоровье
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: